Выбрать страницу

Новая попытка Японии выйти из кризиса с помощью экспансивной политики, наряду со старением населения, должна быть подробно проанализирована в других странах.

С тех пор, как почти два десятилетия назад дважды лопнули «мыльные пузыри» — один на рынке ценных бумаг, другой на рынке недвижимости, из Японии мы получаем мало хороших новостей. По мнению многих, страна потеряла целое десятилетие (хотя сейчас начинают говорить даже о двух), то и делая что входила и выходила из рецессий, так и не сумев убедить мир, что архипелаг, наконец, победил проблемы, начавшиеся ещё в начале 90-х годов.
За то время Япония стада первой страной, использовавшем политику нулевой процентной ставки (ZIRP, англ. Zero Interest Rate Policy), из которой даже сейчас она не в состоянии выйти. Как это часто бывает при крупных рецессиях, страна сочетала денежную политику с очень экспансивной фискальной политикой, что привело к тому, что одна из самых благоразумных вплоть до 80-х годов с налоговой точки зрения стран ОЭСР превратилась в страну с самым высоким в мире коэффициентом соотношения государственного долга к ВВП, выше даже чем у Греции, Ливана или Зимбабве.
Этот кризис наступил после т.н. «японского чуда» реконструкции и роста после Второй мировой войны, которое в некоторых странах даже наблюдалось с определённой долей страха. В 80-х годах было широко распространено мнение, что японские интересы пленили США. Данное мнение, несуществующее в настоящее врет но отношению к Японии, начало применяться уже касательно Китая. И то, что могло казаться очередным кризисом, который повлечет за собой относительно короткую рецессию, а затем существенное восстановление экономики, превратилось с годами в структурный кризис, преодолеть который представляется чрезвычайно трудным. Одним из аспектов кризиса в Японии, уникальным и вызывающим огромный интерес, является феномен постоянной дефляции.
В отличие от инфляции можно было бы предположить, что падение цен в виде дефляции представляется очень желанным. Тем не менее, это не так: этот процесс порождает немало проблем. Одна из них — когда люди думают, что в будущем товары и услуги будут дешевле, многие покупки откладываются на потом, вследствие чего спрос и производство падают. С другой стороны, если цены на товары и заработная плата не снижаются с одинаковой скоростью, то предприятия теряют свою маржу и прибыль. Л зарплату не так-то просто снизить.
Такое сочетание очень низких и негативных темпов роста, наряду с дефляцией, а также разочарование населения из-за продолжительности кризиса послужило причиной того, что в январе прошлого года Правительство Синдзо Абэ предложило комбинацию экспансивной фискальной и денежной политики, направленной на создание экономического роста и инфляции в стране, где коэффициент соотношения долга к ВВП составляет более 200%. Поэтому Международный Валютный Фонд попросил предоставить выполнимый среднесрочный план по фискальной консолидации.
Но предложение японского Правительства вызвало также много вопросов другого типа. Сначала министр финансов Германии, а затем и Ангела Меркель выразили свое «беспокойство» по поводу нового плана, по двум разным, но связанным между собой причинам: из-за очевидного вмешательства в политику Национального Банка, что полностью противоречит убеждениям Германии насчёт полной независимости самого центрального национального банка, а также из-за боязни, что эта политика ослабит иену в целях увеличения японского экспорта, а это в свою очередь повлияло бы на конкурентоспособность товаров, продаваемых в евро.
Состояние дел в Японии
За последние два десятилетия многие экономисты использовали экономическую ситуацию Японии как пример провала кейнесианской политики, поскольку была применена типичная комбинация экспансивной фискальной и денежной политики, которая не привела к существенному восстановлению экономики, а наоборот загнала страну в глухой тупик с близкими к нулевым процентными ставками и всё возрастающим государственным долгом. Другие возлагают вину на структурные факторы, а не на комбинацию экономических политик. Как бы то ни было, любопытно, что эту же самую комбинацию экспансивных политик сегодня возвращают, и она считается неортодоксальным подходом, хотя много лет в прошлом представлялась единственным и правильным в своём роде явлением.
Существует определенный структурный аспект, часто упоминающийся как основной фактор, повлиявший на результат применения политик в случае с Японией. Им является старение населения, сопровождающееся падением общей численности жителей. Сочетание этих факторов, наряду с другими причинами, ставит под вопрос устойчивость нынешней японской пенсионной системы. Для более молодого поколения это означает, что лучше уже экономить больше, чтобы обеспечить себе беззаботную пенсию на тот случай, если государство будет не в состоянии помочь в той мере, как это делало по сегодняшний день, вследствие чего ожидается, что молодёжь будет потреблять меньше, уменьшая тем самым спрос.
Несмотря на снижение продолжительности жизни в результате цунами в марте 2011 года, Япония по- прежнему является страной с самой высокой средней продолжительностью жизни, занимая второе место относительно женщин, живущих в среднем 85,9 лет (в 2011 году впервые оказавшись после Гонконга), а также второе место относительно мужчин, живущих в среднем 79,44 года (уступая только мужчинам Швейцарии).
Совсем скоро весь мир с вниманием будет наблюдать что же произойдёт в Японии в результате недавно объявленной комбинации экономических политик. Весь мир, и Европа в частности, также с вниманием будет наблюдать за процессом старения населения и его последствиями.
Гонсало Гарланд. Преподаватель. IE Business School