Выбрать страницу

Давайте себя не утешать и не пытаться наспех решить проблему: Европа утратила доверие на рынке, и для восстановления своей репутации ей необходимо применить жёсткие меры. Заглавная фраза настолько бросается в глаза, что я позволил себе некоторые лирические отступления. Она особо применима к той путанице, в которой сейчас находятся участники и аналитики рынка вследствие развития последних событий.
Таково уж чувство незащищенности, и мы лихорадочно цепляемся за любую соломинку. Для разрешения подобного дела всегда находятся кандидаты, и общественное мнение сосредоточилось на двух из них: правительстве технократов и Центробанке. Первые, как ожидается, обеспечат необходимое здравомыслие, тогда как Центробанк реструктуризирует долги без лишних затрат. Но мы в очередной раз ошибаемся в прогнозе.
Состояние экономики в ЕврозонеСама Европейская комиссия, по словам вице-президента Олли Рена, пришла к выводу, что ключевой задачей является восстановление доверия к налоговой устойчивости и финансовой системе, а также ускорение реформ, направленных на увеличение потенциала. Предлагаю сменить тему или не обращать на неё внимания, но ни в коем случае не решать проблему наспех.
Проблема Европы проста: инвесторы утратили доверие к евро, а не только к Италии. Не нужно путать симптом с болезнью. Они сделали это по ряду институциональных причин: известные конструктивные недостатки Валютного Союза и управленческие ошибки в период финансового кризиса. Объявив реструктуризацию суверенного европейского долга (правда, только греческого. Но кто знает?) было
допущено, на мой взгляд, две оплошности. Во-первых, данное решение не имеет ни финансовых ресурсов, ни правовых мер для того, чтобы улучшить товарообмен. Во-вторых, наказывает коммерческие банки за активы в суверенных долгах, которые не обладают средствами, чтобы заткнуть возникшие финансовые прорехи. Проблема Европы проста: инвесторы утратили доверие к евро, а не только к Италии. Не нужно путать симптом с болезнью.
Оба эти решения привели к неустранимым последствиям за краткосрочный период: превратили суверенный европейский долг в кредитный актив, в финансовый инструмент, соперничающий с новыми долгами, что подорвало авторитет европейской банковской системы, вынужденной списать государственный долг.
В ответ, инвесторы начинают судить о развитии европейского долга таким же образом как в странах с развивающейся экономикой, требуя корректировки в налоговой системе, девальвации и структурных реформ. Вся особенность в том, что до греческого референдума немыслимо было даже и предполагать ни об одной из трёх вышеозначенных мер.
Нет, не относятся они с пренебрежением, мы сами получили по заслугам. Это так наивно в данных уодовидо смотреть на Европеискии центральный банк как на спасителя
Кто-нибудь всерьёз поверил в то, что у банка Бразилии была ликвидность в период экономического кризиса до прихода президента Лула да Силва, спасшего страну от дефолта? До вексельного кризиса, пересекшего Атлантику, экономисты всегда считали, что секрет скрывался в налоговой и монетарной политике, строго поддержанной президентом реформ: снятие барьеров, тормозящих внутренний рост, открытие страны для мировой экономики, изменение отношения бразильского общества и преодоление сложившейся за десятилетия идеологии протекционизма и самодостаточности.
При чтении докладов Европейской комиссии, у любого может появиться некоторый оптимизм, что Европа, наконец, поняла послание. Но после изучения заявления Еврогруппы и протокольных встреч на высшем уровне — исчезает всякая надежда.
Путь вперед понятен, но не без шипов. Странам, в которых происходит отток инвесторов, необходимо вернуть их доверие. Ни к чему не приведёт масштабное вмешательство Центробанка ни на первичном, ни на вторичном рынках долговых обязательств, даже если бы мы сменили его устав и допустили нечто подобное. Восстановление доверия требует изменения динамики суверенного долга и недопущения его экспоненциального роста.
Европейские страны сами превратили свои долги в кредитные активы, которые в свою очередь соперничают с новым долгом, а теперь инвесторы судят по ним как о странах с развивающейся экономикой.
Возможно, это всего лишь минутное умозрение, и процентные ставки стабилизируются с приходом к власти новых, технически грамотных и финансово подкованных новых правительств в дебрях финансов. Но этого не произойдет, по крайней мере, в нужных объёмах, поскольку инвесторы настроены неохотно и скептически, а потребности в финансировании не уменьшатся даже при выходе на пенсию Папандреу,
Берлускони и Сапатеро.
У нас нет другого выбора, как приступить к работе по сокращению объёма финансовых средств, а именно, отрегулировать общественные и внешние счета, а также увеличить потенциал роста. Европа намерена вести себя как страна с развивающейся экономикой. Поэтому пусть не удивляется тому, что рынки обратили на неё внимание и ведут себя подобающим образом.
Европа должна вернуть себе доверие, и это делается не путем вмешательства Европейского Центробанка, а изменения динамики государственного долга и недопущения его экспоненциального роста.
Вероятно, таковыми должны были быть неизбежные последствия глобализации. Не будь греческого кризиса, это произошло бы через несколько лет, а скоро достигнет и самой Америки. С другой стороны, тоже правда в том, что этот процесс обнажает дополнительные фланги. Создать валютный союз и привести его в оптимальную валютную зону — вот главные задачи европейских политиков.
Эта задача требует прогресса в следующих направлениях: мобильность рабочей силы, интеграция торговли, гибкость цен, заработной платы и общего стабилизационного фонда. И ещё одно, самое сложное — европейское управление, которое в данный период оказалось несовместимым с требованиями реальности.
Тем не менее, решение этого кризиса не придёт из Европы, разве что периферийные страны согласятся жить под покровительством. Избежать подобную ситуацию — в силах правительственных решений, обращенных к необходимым реформам для восстановления доверия.
Фернандо Фернандес. Доцент. IE Business School